Дмитрий Осипов: «Мне кажется это абсолютно нормально, если творчество прёт»

|Интервью: Маргарита Исакова|
|Фото: Александр Аристов, Анна Давидович, Евгений Карасев, Антон Самарцев|

— Здравствуйте! Сегодня у нас в гостях Дмитрий Осипов – певец, актёр, модель — такой разносторонний человек! Скажите, как вы все это успеваете, откуда у вас столько времени?

— Боже, ты так начала, что прямо рассыпайся и почивай на лаврах. Я много еще чем занимаюсь, помимо всего перечисленного, но это такие грани творчества, в которых я реализуюсь. Мне кажется это абсолютно нормально, если творчество прёт. А в какой форме – это абсолютно не важно, будь это песня, или фотопроект, которых я очень много делаю.

— Дмитрий, а как вы в себе заметили этот творческий порыв? Он у вас с детства шел, или недавно только вы его открыли?  

— Нет, не недавно, я уже во всем этом «варюсь» лет десять, и зарабатываю этим. А так – да, все родом оттуда, с детства. Вообще мой первый гонорар (я недавно вспомнил и мы с сестрой посмеялись), потому что это было в Душанбе, когда мне было лет шесть. Мы что-то придумали такое, когда были еще пластинки, кассет еще у всех даже не было, не говоря уже о том, что CD… Так вот, были пластинки, помню песню Зарубиной «На теплоходе музыка играет», мне очень нравилась эта песня. Придумали какую-то концертную программу, написали афишу, повесили ее на подъезде. Текст афиши был примерно следующий: «В такой-то квартире состоится концерт, приходите все». Не бесплатно, естественно, какую-то копеечку нужно было заплатить. Самое интересное – нам не хватило стульев, пришлось доставлять. Пришли все бабушки, которые знали нас, пришли, аплодировали…  Мы разделили наш заработок – у нас были еще братья, которые не участвовали в концерте, но отвечали за то, чтобы вовремя поставить песню, и я помню, что купил себе на первый свой гонорар. Тогда были в моде такие игрушки – животные на крестовине и на лесках, я взял себе страуса, он у меня запутался в первый же день, и пришлось его выбросить.

— Здорово! А в Москве как вы давно?

— В Москве я десять лет. Между тем концертом, и моими поползновениями, прошло почти двадцать лет. Потом была школа, и музыкальная школа по классу фортепиано, которую я закончил. В школе участвовал во всех песенных конкурсах, на которых иногда занимал призовые места, у меня есть грамоты, в которых все записано, если память вдруг подведет (улыбается). В КВН, естественно, как у всех творческих людей.  А потом – институт. Институт был обычный, по туризму. Никакого творчества там, по началу, не было, но потом начались День Студента, Посвящение Студента – куча мероприятий, которые должен кто-то вести. Таким образом, я предложил свою кандидатуру, и потом меня, долгое время, никто не мог оттуда сбить, пока я не закончил институт. Самое интересное, что я его закончил, уехал в Москву, но мне позвонили и спросили: «Дима, а ты случайно не в Геленджике будешь такого-то числа? Можешь провести мероприятие?». Новые люди пришли, второкурсники, но среди них еще не было того, кто мог бы этим заняться.

— Никто не смог вас затмить!

— Нет, нет, нет, все не так! Просто те, кто учились до этого, не стремились особо, наверное. А новые – только пришли, их никто не знает, как будет вести Посвящение Студента тот, кого никто не знает?

— Получается, вы с музыкой были как-то больше связаны? На фортепиано играли… А как же вас жизнь привела именно к актерской игре, что вы сейчас снимаетесь в фильмах, участвуете в разных проектах?

— Я – Близнец. Все мы кого-то изображаем, даже если мы не актеры. Перед родными мы одни, перед коллегами – другие, перед друзьями – третьи, перед врагами – четвертые. И так до бесконечности. У каждого человека много масок. Когда я закончил Сочинский университет, мы сняли свой фильм, региональный проект под названием «Жили-Были». В нем играли все мои друзья, знакомые, мы на два часа это все наснимали, соединили все это единой сюжетной линией, хотели снимать комедию, а получилась трагикомедия. Там у нас и отравления были, и двойники, чего там только не было… Это было интересно. Я выступал и за сценариста, и за оператора, и за многое другое, такой себе – человек-оркестр, шарманку крутил. Самое интересно, что все повелись на это, и делали то, что я говорил, хотя могли сказать «Дим, иди ты… куда-нибудь со своими придумками» (смеётся).

— А последнее кино, в котором вы принимали участие, как называется?

— Вы знаете, с кино и сериалами у меня затормозилось несколько лет назад. Не по моей причине. В какой-то момент  то ли я не попадаю в струю… Как раз в этот момент я решил заканчивать свою модельную карьеру, которая в 2007 году началась, когда я закончил модельную школу. Я думал «Ну всё, тридцать лет, пора заканчивать». Знаете, у нас же сейчас все молодые люди, девушки, одну фотосессию сделал, и уже модель. Об этом можно говорить часами, хорошо это или плохо, но недостатка в кадрах нет, их – огромное количество. По этому, я думаю, ладно, уйду, уже и возраст, надо более серьезное что-то делать. А не отпускают! И наоборот, сейчас поперло гораздо больше, чем было до. Как мне объясняют ребята, которые в этом всем варятся «Ну дурак! Пока тебе было 25 – ты слишком молодо выглядел, и таких было много. А сейчас тебе 33…

— Какая-то брутальность появилась, да?

-Нет, я называю это «какая-то зрелость приходит».

— Ну а какими качествами девушка вас может зацепить, вдохновить? Ведь обычно, женщины вдохновляют мужчин на подвиги, вы становитесь благодаря ей лучше, сильнее…

— Наверное, умная должна быть. Вы знаете, тут такой сложный вопрос. Эти критерии меняются с возрастом. Сначала, когда тебе 20 – главное, чтобы она была красивая, а остальное всё – ерунда! Важно, чтобы не стыдно было показать друзьями. Это сейчас – чтобы не стыдно было показать в инстаграме (смеётся). После 25-ти летнего возраста ты смотришь не столько на красоту, как на то, как она ведет быт, потому что ты начинаешь к ней присматриваться уже как к возможной матери твоего ребенка.

— Мы видели, что вы участвовали недавно в фотопроекте двойников. Я видела фото, так интересно…

— Да, «Familiar Face», любимый мой проект. У меня все любимый проекты, особенно те, которые придуманы мной (улыбается). Почему вообще я делаю эти проекты периодически? Это у меня где-то раз в год получается… Я так подумал: «Если мы всё будем делать ради коммерции и наживы, то умрёт что-то творческое внутри меня. Я буду думать – зачем оно мне, если денег не приносит? И отдавать предпочтение тому, что приносит деньги, а это какие-то проекты, не мной придуманные, на которые меня приглашают, либо я прохожу кастинг». По этому мы с Сашей Аристовым, которого хорошо знает редактор вашего журнала, как-то об этом разговорились, и я говорю: «Давай раз в год, не смотря на коммерцию, выпускать какие-то идеи, по возможности?», он согласился, т.к. очень быстрый на подъем, и я такой же. Пару лет назад мы для журнала Go Bananas делали проект «Грани пути», это была задумка Саши, он ее придумывал и продумывал, я немного вставлял свои «пять копеек»: «Саша, давай мы строчки из песен про поезда (у нас там были поезда, вокзалы…), про вокзалы?» Он такой: «Кому это нужно?» Я: «Ну это же всё об одном!»… Что-то он допускал, потом говорил, что это было «в тему». А в прошлом году я придумал этот проект —  «Familiar Face». Просто сказал: «Сань, мне нужна новая фотосессия, у меня новые интервью выходят, но сколько можно старьё всякое из фото выкладывать?». Он согласился, и спросил что мы снимем, какой образ. Я залез в интернет, полазить по сайтам, по звездам, у кого какие фотосессии. Поверьте, все так делают, абсолютно все! Когда вы видите какую-то фотосессию артиста, за редким исключением эта идея придумана им. Это у кого-то что-то похожее подглядели, что-то сделали, что-то навело их на мысль о такой же фотосессии, и т.д. И одними из первых выскочило несколько фотографий Рики Мартина. Я подумал, что это – неплохо, и не сложно, но очень журнальные такие, если их сделать, то будет очень хорошо, то, что нужно! Подумал, в чем буду фотографироваться, вспомнил, что у меня есть коврик похожий. А затем пришла мысль, что если сделать один в один? Но это должна быть не пародия на Рики Мартина, а Дмитрий Осипов в образе Рики Мартина. Звоню Саше, он говорит: «Ну давай попробуем. Я пока не понял, что ты хочешь, но давай». Я полностью приготовил образ, прислал Саше фотографии, на которые нужно равняться. Ему оставалось только свет поставить, это дела фотографа, которые мне не интересны, потому что каждый занимается своим делом. Мне нужно было передать мимику, эмоции…

— Но действительно, смотря на фотографии ваши и Рики Мартина – видно сходство, мимику, которую вы передаете! Здорово же получилось!

— Вы знаете, весь этот проект, и Рики Мартин, и то, что мы уже потом придумали по ходу съемок с девочкой Олей, которая меня гримировала… Она говорит: «А давайте ещё что-нибудь сделаем, кого-нибудь ещё…» И потом это родилось в три персонажа, при чем, все они – из Латинской Америки. И когда просматриваем результаты – реально похожи! Самое главное, когда мы подбирали персонажей, очень важно было, чтобы все были разные! Чтобы можно было Рики Мартина снять, и кого-нибудь похожего на Рики Мартина, и получилось бы у нас одно и то же, просто в разных позах, скажем так… Женский образ тоже придумала Оля, так сильно настаивала: «Давай сделаем Дженифер Лопес! Она тоже оттуда»  Я ей говорю: «Ты представляешь, что это? Это – огромный макияж, у нее же всегда так. И скулы утонченные, и волосы… Это сразу будет травести шоу! Я в этом не хочу участвовать (смеётся). Я хочу, чтобы Дмитрий Осипов был в образе, а не непонятно кто уже… Ладно, я подумаю над женским образом. Не обещаю, но подумаю» И потом я вспомнил Наталью Орейро, которая играла в сериале «Дикий Ангел», моё поколение смотрело его и знало практически наизусть, все бежали с уроков чтобы его посмотреть. У нее был альтер-эго – мальчишка-сорванец Чолито. Тут – ничего страшного. Во-первых, кепка, и минимум грима. Мы не хотели добавлять пластический грим – зубы, носы, губы, а сделать это все по-честному. Предложил Наталью Орейро, сказали «Вау, круто, давай!». Дольше всего искали футболку. Я считаю, что самым узнаваемым образом стала как раз именно кепка и футболка, а такое в наше время не найдешь уже. В итоге я нашел ее в Мексике, на блошином рынке. Она мне обошлась рублей в 18, и я потом сказал: «Какой я дурак! Можно было разбогатеть – взять огромное количество этих футболок, и потом в её  официальных группах это всё толкнуть» потому что до того, как я нашел футболку в Мексике, я писал в её группах «Ребята, наверняка кто-то пытался что-то подобное найти, может у кого-то есть футболка, поделитесь? Мы купим, возьмем на прокат, как угодно…» Все говорят: «Если бы оно у нас было!». Никто найти не мог. И когда я выложил бекстейдж со съемок, меня завалили сообщениями «Продай-подари».

— Вы не только актер, но и певец. У вас вышла новогодняя песня, правильно?

— У меня две песни вышло. Первая, как я ее назвал — «Первый блин комом». На самом деле, не потому что я решил свернуть в музыкальную сферу. Хотя, изначально, в моей жизни музыка была мне ближе – я играл на пианино, закончил школу по фортепиано, у меня дома есть электронное пианино, и я до сих пор играю то, что играл в музыкальной школе, дружу с музыкой. И естественно было изначально, что я пойду в музыку. В свое время я пробовался на кастингах в Фабрику звёзд, не сейчас. По-моему на пятую или шестую. Сам факт, что я там какие-то уровни даже проходил, потом в какой-то момент сливался. Не я сливался, меня сливали. Так что музыкальный проект мог бы быть в моей жизни, но мне дали две песни – хочешь, пой, не хочешь – не пой. Они у меня лежали два года. Готовая аранжировка, готовые слова – бери и пой! В какой-то момент я спел, грустную, несчастную песню о любви, о расставании. Первый блин комом. Мне жутко там много чего не нравится, есть удачные моменты, есть где я не дотянул. Это был такой первый опыт в студии, когда ты слышишь себя немножко со стороны, через какие-то технические призмы. А вторая песня мне жутко не нравились слова, да простит меня Александр Сканавиа, автор первого хита и второго. От второго только музыка осталась, пришлось обращаться к професиональным стихоплетам. Я нашел девочку из Санкт-Петербурга, которой я в машине на диктофон промурлыкал мелодию, то, что мне нужно, и она уже на следующее утро прислала текст, и 50% его уже практически вошло, сразу легло, остальное поправили. Что-то поправлял сам, там были строчки такие изначально «Нет Дед Мороза, но это не важно…», и когда моя племянница услышала, она сказала: «Ты чё, дурак? Что значит «Нет Дед Мороза»? Кто об этом поет? Об этом петь нельзя!» И я понял, что нужно срочно менять, и мы написали «Пусть говорят, что нет Дед Мороза, но ты в это не верь».


— А можете пропеть нам, пожалуйста, строчку из своей песни?

— Я сегодня когда ехал в машине, был уверен, знал просто, что так будет. Мне надо в «Битву Экстрасенсов», а не в музыку и кино, буду там спиритические сеансы устраивать. Могу напеть, конечно, но кому это надо? (улыбается и поёт).  У нас трек очень хорошо разошелся по радиостанциям, но, к сожалению, почему-то не московским. Я думал, что Москва возьмет, хотя бы где-то заиграет, а через Москву уже подтянут все остальные наши регионы. Но нет, у меня, понятно, это Краснодарский край подтянул, там они меня очень любят, потому что я оттуда. Пресса местная, и радиостанции – они подтягивают. На удивление много скачиваний из iTunes было в Америке, Прибалтике…

— Вы в какой-то хотите одной сфере развиваться и добиться всего? Или вы все-таки оставите себе…

— Я в самом начале говорил, что когда прёт творчество, в какой форме я это выражу, будь это песня, либо фотопроект… хочу – пою сегодня, хочу – завтра на Недели Моды выступаю, а послезавтра придумываю с Сашей или с Аней (главным редактором Go Bananas) новый проект. Прёт – и пусть. Если все это копить в себе, в какой-то момент либо это все уйдет в никуда, либо в старости будет вызывать «А вот хотел, но не сделал». Сейчас у меня есть проект, он не творческий. Я хочу себе татуировку.

— Расскажите, пожалуйста, что у вас из новых творческих проектов?

— Сейчас много чего наснимали. Осень была очень продуктивная на новые проекты, и это очень хорошо. Я ненавижу сидеть без дела, и когда у меня куча свободного времени, в этот момент в голову сразу всякие глупости лезут, какие-то депрессии… Нет, по этому надо забивать свое время от и до, и эта осень как раз была такой, и продолжается. Дай Бог, чтоб зима в том же направлении продолжилась. Недавно отсняли проект с моим вторым любимым фотографом – Аней Давидович, мы с ней тоже очень много наснимали. Она всегда звонит мне, и предлагает какую-то ерунду страшную. Я думаю: «Ань, я не смогу…» но в итоге, мы всё можем, и всё делаем. Сейчас была подводная съемка. Никогда под водой не снимался, а тут снялся, и сама съёмочка у нас была провокационная. Нас раздевали-раздевали-раздевали, но не все разделись до конца, и скоро мы это продемонстрируем.

— Дмитрий! Вы – такой интересный человек! Вас можно слушать бесконечно. И мы хотим пожелать Вам творческих успехов, чтобы у Вас было больше проектов, чтобы мы вас видели на телеэкранах!

— Спасибо Вам! Кстати, Go Bananas – это единственный журнал, у которого два раза я побывал на обложке. По-моему, я единственный такой у вас, из всех ваших персонажей?  Так что я люблю этот журнал, и всегда за любой кипиш с этим журналом! Пока! Всем удачи! (улыбается)

ВИДЕО ИНТЕРВЬЮ С ДИМОЙ:

 

banner