Ладислав Бубнар: «В процессе мы можем изменить жизнь на 360 градусов»

|Интервью: Анна Гетьманец|
|Фото: из личного архива Ладислава Бубнар|

— Ладислав, вы помните, как обнаружили у себя талант к музыке?

— В детстве. Я всегда любил петь, но не придавал этому значения. Мне казалось это естественным, и что все так могут. А в какой-то момент после травм у меня начались проблемы с речью. И тогда я даже и мечтать не мог, что смогу говорить, не то, что петь.  Сейчас я так благодарен и ценю, что в какой-то момент меня заметила директор детского реабилитационного дома, в который я попал после шести подобных домов в Словакии. И Эва (директор детского дома, — прим. ред.) стала постепенно со мной проводить музыкальную терапию, чуть позже предложила заниматься музыкой с детьми помладше, а потом и вовсе пригласила петь в хоре, который она организовала со своими воспитанниками. И с этим хором у меня связаны мои первые концерты и гастроли по миру.

 — О какой профессии мечтали в детстве?

— Когда был совсем маленьким, хотел быть строителем, возводить дома. Потом видел себя доктором, чтобы помогать людям. А в подростковом возрасте, когда раскрылись музыкальные способности, я с головой ушел в музыку. Я погрузился в фантастический мир звуков, стал изучать возможности своего голоса. И сцена – стала моей главной мечтой и целью.

 — Вы родились в Словакии, жили в Чехии. Почему Россия?  

— Это вопрос, который требует рационального ответа (смеется). А любовь – иррациональна по природе. Любовь к человеку, к стране, к городу- возникает без «если» и «почему». Я влюбился в эту страну. С самого первого своего визита, еще в 2016 году, когда меня пригласили уже как известного чешского исполнителя в Екатеринбург. Самое первое знакомство оставило после себя приятное послевкусие. Через год, в 2017-ом, открыл для себя Москву. В те приезды вообще не говорил по-русски. Но было ощущение, что интуитивно все понимаю, что нахожусь в своей родной среде. В Москве поражает масштаб проспектов и площадей, архитектура. Иногда было как дежавю, казалось, что вот по этой улице уже когда-то ходил. Мой переезд происходил как во сне. Подумал. Сказал. Сделал. Конечно, я посоветовался и меня во всем поддержали мои крестные родители. Все произошло очень быстро и стремительно. Без шансов для сомнений.

 — Думали ли вы о том, как сложилась бы ваша жизнь, если бы вы не прошли слепые прослушивания в шоу «Голос»? Что планировали делать в таком случае?

— Не хочу сотрясать воздух. Все уже произошло, много кто не верил, что получится, когда отправлялся в Москву. Поддержали самые близкие люди. У меня тогда было много вопросов касаемо себя, своего развития и дальнейшего пути. «Голос» стал одним из таких важных векторов, подсказкой, что я на правильном пути. Я не боюсь работы физической. Когда нужны были деньги в Праге, я и официантом работал. Главное, что даже тогда знал, что это временный период и я все равно буду выступать на сцене. Вот эта внутренняя вера помогает и ведет по жизни.

 — Вас выбрали Дима Билан и Пелагея. Вы же, в свою очередь, выбрали быть под покровительством Пелагеи. На чем основывался ваш выбор?

— Пелагея очень красивая девушка (улыбается). Интуитивно. Я не выходил на прослушивания с четким планом что буду делать, если повернется этот или этот наставник. Многое вообще тогда было вопреки. И часто слышал, что мне надеется не на что. Я вышел, чтобы использовать свой шанс. И вот когда поворачиваются сразу двое…счастье. Растерянность. И не задумываясь тогда сказал, что Пелагея. Я ей благодарен до сих пор. Мы даже ездили в совместный тур. И продолжаем поддерживать общение.

 — Тексты и музыку вы пишете сами? А просто стихи когда-нибудь писали? Откуда черпаете вдохновение?

— Лет в 17-18 писал и стихи, и что-то на гитаре подбирал. В стихах было скорее про состояние, а не с претензией на большую поэзию. А вдохновение – знаете, когда выбираешь и идешь своим путем, то открывается внутренний ресурс. Каждое действие начинает наполнять тебя. Вдохновение – это наше состояние открытости этому миру, способности быть благодарным любым событиям в своей жизни.

 — Вы — очень скрытный, в частности, в отношении к своей личной жизни — не любите медийность?

— Почему сразу скрытный? Я не считаю, что вся жизнь артиста должна проходить как в реалити-шоу – на камеру, когда стираются границы настоящего и игра в погоне за рейтингами начинает заменять реальность. Реальные чувства, отношения, мысли, поступки.  Когда я выхожу на сцену – я тотально открыт. Но мне нужно место для личного пространства. У каждого из нас есть свои границы, психологические в том числе. Вот если бы их не было, наверное, это первый звонок, чтобы обратиться к специалисту (смеется). Мы же не пристаем к докторам, учителям, продавцам – рассказать о том, с кем они встречаются, в кого влюблены. Они делятся своим даром с нами, то, что у них получается лучше всего. И нас в первую очередь волнует их профессиональная компетенция, а не личная жизнь. Я как любой мужчина, буду оберегать свое личное пространство, свой дом, отношения в этом доме.

 — Какая ваша заветная мечта?

— Постараться максимально реализовать свое предназначение, раскрыть потенциал и те возможности, с которыми я родился, и может, о которых я даже пока не догадываюсь. Я верю, что у каждого из нас есть свой путь, мы приходим сюда с определенной программой для определенного опыта. В процессе мы можем изменить жизнь на 360 градусов и то, что многие называют волшебством, для меня это процесс внутренней работы человека над своими страхами, сомнениями, установками. Я хочу развиваться, потому что, когда ты живешь в радости и наполнен сам, тебе есть чем поделиться с другими. Да, моя мечта, чтобы в нашем мире с каждым днем становилось еще чуть больше любви, терпения, внимания, уважения. Моя мечта – объединять людей, вне конфессий и религий. Музыка, как и любое творчество, может этому объединению служить.

banner