fbpx

Мария Геворгян: «Я считаю, что переосмысливать великие произведения можно до бесконечности, главное, не нарушать классических канонов»

|Интервью: Мария Колбанова|
|Фото: из личного архива Марии Геворгян
|

Мария Геворгян – оперная певица, обладательница лирического сопрано. В послужном списке певицы участие в таких оперных постановках как «Борис Годунов», «Евгений Онегин», «Кармен», «Руслан и Людмила», «Иоланта», «Война и мир». Мария исполнила главную женскую роль — Кристин Даэ в самом популярном мюзикле столетия «Призрак оперы». Недавно певица выступила в новой постановке классической оперы «Пиковая дама», представленную впервые в иммерсивном формате, где исполнила главную партию Лизы.

Мария, Здравствуйте. Осень вы провели в турне по Испании. Расскажите, пожалуйста, о своих впечатлениях об этой стране…

 Испания — очень солнечная страна, поэтому даже осенью там премущественно хорошая погода. На контрасте с холодной и дождливой Москвой, Испания вызвала массу положительных эмоций. Мне понравилась Севилья, в архитектуре которой переплелись стили различных культур. В творческом плане поездка оказалась более чем продуктивной: мы даже записали клип.

— На каком иностранном языке, кроме испанского, вам бы хотелось спеть?

Мне нравятся многие языки, поэтому хотелось бы спеть на разных, например, на иврите. Никогда не пела на этом языке.

 

— Как в вашей жизни возник «Призрак оперы»? Это сбывшаяся мечта, творческая удача или типичная работа?

 Я думаю, это комплекс — мечта, удача и судьба. После того, как вышел фильм, все стали говорить, как мы похожи с главной героиней Кристин Даэ. Мне стало очень интересно, и я решила посмотреть фильм — после просмотра я просто влюбилась в эту музыку, и мне захотелось сыграть эту роль. Когда я узнала о кастинге, я решила попробовать пройти его. Я дошла до третьего тура, но когда узнала масштаб занятости в этом проекте, поняла, что не смогу совмещать с очной учебой в ассистентуре. Но, как говорится, от судьбы не уйдешь, видимо, я должна была там оказаться. Мне посчастливилось принять участие в этом проекте, спасибо компании Stage Entertainment за то, что предоставила мне такую возможность.

— Вы уже рассказывали об успехе постановки «Пиковая дама» и перспективном будущем интерактивного (иммерсивного) театра. Как вы считаете, любой спектакль можно переосмыслить? Или «шедевры лучше не трогать»?

 Я считаю, что переосмысливать великие произведения можно до бесконечности, главное, не нарушать классических канонов. Перед тем как преступить к репетициям, я перечитала ещё раз это произведение Пушкина, пересмотрела разные записи, чтобы найти свою Лизу, особенную, не похожую на других. Я по сей день работаю над ролью, открываю в ней что-то новое, постоянно нахожусь в поиске. В «Пиковой даме» есть элементы фантастики, характерные элементы готического стиля – тайны, старинный дом, похороны, гроб, шаги приведения. Если взглянуть на это с позиции одержимости Германа и все мистические эпизоды списать на его болезненное состояние, то, на мой взгляд, «Пиковая дама» становится вполне реалистичной повестью, где каждому приходится платить по счетам. Это моё видение того, о чём писал Пушкин.

 

— Расскажите, пожалуйста, о совместной работе с Петром Наличем.

 Мы с Петром играли всего несколько спектаклей. Каждый артист по-своему раскрывает роль. Именно это и  интересно.

 

— Планируете ли вы, вслед за ним, эксперименты с музыкальными стилями? Чем сложны вокальные партии? И как вы бережете голос?

Не каждый оперный певец может исполнять поп-музыку. Если переход и происходил, то в сторону джаза. Но скорее оперный певец споёт эстрадную музыку, нежели поп-исполнитель начнёт петь оперу. Самый редкий женский оперный голос – контральто. Это самый низкий голос, в театре крайне редко можно встретить исполнительницу с таким голосом. А если они есть, то, как правило, им достаются партии мальчиков-подростков. Среди мужских голосов это контртенор, Это самый высокий голос, который по тембру напоминает женское сопрано или меццо-сопрано. Чтобы сберечь свой голос, главное не кричать. Зимой на улице стараться не разговаривать и держать горло в тепле. Холодные напитки, как и мороженое, я позволяю себе только летом. Не ем острую пищу. Но самое главное это сон. Для голоса очень важно, чтобы вы высыпались. Как говорила моя педагог по вокалу, голос очень ревнив. Если вчера вы перегуляли, переохладились или не спали, голос может устроить вам забастовку. Поэтому его нужно любить, беречь и заботиться. 

— В одном из интервью вы сказали, что творческие люди должны быть усидчивыми, решительными, дисциплинированными и помнить о любви к себе. Как вы развивали подобные качества? И какие меры помогают вам избежать звездной болезни?

К дисциплине меня с детства приучили родители и педагоги. Когда встал вопрос о поступлении в институт, я уже чётко знала, что хочу посвятить себя творчеству и пению. У нас в городе не так много учебных заведений, где готовят вокалистов, поэтому я поступила на  дирижерско-хоровое отделение.  Но проучившись три года,  поняла, что нужно ехать в Москву и серьёзно заниматься вокалом, в чём меня поддержала моя педагог по специальности — Бутучел Виолетта Алексеевна. Родители меня полностью поддержали, так что уже через некоторое время я проходила прослушивание в колледже при Московской государственной консерватории. Меня допустили к первому туру, затем я прошла второй и третий, в результате оказалась среди тех 30 человек, которые остались из 600 поступавших на курс. Мне посчастливилось попасть в класс заслуженной артистки РСФСР, солистки Большого Театра Королёвой Глафиры Серафимовны. Это моя первая вокальная мама, которая дала мне основную начальную базу, открыла передо мной мир оперы. Я старалась как можно больше ходить в театр, впитывать, слушать и видеть вживую всё то, о чём читала и слышала раньше. После колледжа я поступила в Московский государственный институт музыки имени А.Г.Шнитке в класс заслуженной артистки России и Татарстана Белоусовой Алевтины Семёновны, это моя вторая вокальная мама. Я по сей день благодарна своим педагогам за ту базу, которую они мне дали, за всё то, чему научили. Что касается звездной болезни, то тут есть только одно лекарство – это труд.

 

— Как вы проводите выходные, и часто ли они у вас бывают?

 У меня сейчас очень плотный график, спектакли, репетиции, подготовка к новым проектам. Выходных, к сожалению, практически нет. Но если появляется свободное время, я провожу его с семьей.

 

banner