fbpx

Вероника Романова: «Главный инструмент радиоведущего — сердце»

|Интервью: Светлана Журавлева|
|Фото: из личного архива Вероники Романовой|

— Вероника, ваше первое образование – техническое, но, несмотря на это, свою жизнь вы связали с кино и телевидением. Это был осознанный выбор или его величество случай?

Я просто искала то, что мне действительно нравится. И знала — найду. Работать ведущей на телевидении я начала еще в школе, в десятом классе. До этого стажировалась на радио, делала интервью с музыкантами и подборки коротких шуток для рекламных блоков, пыталась быть диджеем, работала переводчиком для приглашенных артистов. Я столько всего делала и умела, что, когда моим друзьям понадобилась ведущая в молодежный проект, они сразу же вспомнили обо мне и пригласили на тестовый эфир, даже без кастинга. И все навыки пригодились. Я вела эту программу три года. Параллельно были другие проекты и математическо-механический факультет СПбГУ! А работа в кино и на телевидении находила меня сама. Меня звали в совершенно разные программы: про путешествия, про светскую жизнь, про здоровье… Потом позвали сниматься в сериале. Оттуда забрали в новости. Но это все происходило само собой. Я просто ни от чего не отказывалась и работала на износ.

— Вы были студенткой Санкт-Петербургской театральной академии, при этом параллельно обучались в ГИТИСе. Тяжело было совмещать?

Нелегко. Два города, два института, две жизни. В таком ритме важно вовремя сказать «стоп!» и расставить приоритеты.

 

— Вам ближе профессия телеведущей, радиоведущей или актрисы? Все-таки у каждой из них разная специфика.

Мне ближе всего разнообразие. Я, наверное, идеальный стартапер. Люблю драйв запуска новых проектов, постоянно тестирую совершенно разные форматы. А чтобы везде успеть, есть главная формула: больше работать, меньше искать отговорки. В Москве всем тяжело, и никому от этого не легче.

 

— Есть ли качества, которые особенно необходимы ведущему?

 Главный инструмент радиоведущего не голос. Это сердце. Чтобы быть настоящим героем своего эфира, нужно очень хорошо чувствовать людей, причём сразу десятки тысяч. А это значит, необходима энергия, доброта, жизненный опыт.

— Сейчас, с высоты своего опыта, можете сказать, что для работы на телевидении нужно соответствующее образование? Оно помогает? Или можно легко прийти из другой сферы и быстро адаптироваться?

 Не могу сказать, что можно легко прийти из другой сферы и быстро адаптироваться. Все зависит от человека. Но любое образование скорее помогает, чем мешает.

 

— Поначалу вам было страшно перед камерой? Если да, то как вы справились со страхом?

Я попала на телевидение в таком раннем возрасте, когда главные страхи еще не включаются в процесс. Я не оценивала себя так критично, как сейчас. Я бы сказала, что самое сильное волнение перед эфиром, как ни странно, приходит с опытом. Со временем требования растут, причем как к своей работе, так и к работе коллег. В 16 лет я бы никогда не смогла спорить с редактором, который старше меня на целую жизнь. Да и не заметила бы никаких ошибок. А сейчас я отвечаю за каждую букву в своих текстах и досконально проверяю все материалы.

— К чему в профессиональном плане сейчас стремитесь? Есть какие-то цели, мечты?

Самое сложное — это просто поступать правильно. И оставаться приятным в общении человеком, даже в самых стрессовых условиях, особенно тем, кто встает в 3 утра и ведет утренние прямые эфиры (смеется).

 

— Какие советы вы можете дать новичкам в индустрии кино и медиабизнеса? Ведь вы читаете лекции для студентов, которые мечтают стать теле или радиоведущими.

Важно не КАК ты скажешь, а ЧТО. И это главное правило. Как только начинаешь разбираться в том, что делаешь, становится легче. И важно не переставать любить свою работу. И помните — любая усталость пройдет, а хороший результат останется!

 

banner